вторник, 18 октября 2016 г.

ЧП

Сегодня мне отравили Катю. Естественно, добрые люди с добрыми намерениями. Хотя нет, не добрые люди. Недалекие. Но с теми самыми добрыми намерениями, которыми мостят пути известно куда.

***

Мне непонятно. Почему, блин, сотрудники супермаркетов, которые практикуют раздачу на кассе карамелек детям, в обязательном порядке спрашивают у родителей - "можно угостить ребенка конфетой?". Те самые кассиры, которые равнодушно выполняют инструкцию (кого? кто эти предусмотрительные люди?), но никогда не спутают последовательность: сначала разрешение, потом - конфета.

Почему в это же самое время, в тот же самый просвещенный век, работник реабилитационного центра, не один год работающий с детьми с ограниченными возможностями, почему, почему она не догадалась заглянуть в соседнюю комнату, чтобы уточнить у меня насчет Кати, почему она пропустила мимо ушей мои наставления и тупо накормила ребенке тем, что ей категорически запрещено?

***

Мы приехали на конференцию, организатор специально притащил своего сотрудника (к слову, в реабилитационном центре присматривающий за детьми группы дневного пребывания, разумеется, детьми сплошь проблемными), чтобы он в это время позанимался Катей. 

Эта женщина прибыла, когда мероприятие уже вовсю начиналось, спешка, спешка, мне ужас как не хотелось отпускать от себя ребенка, но неудобно: специально, для меня, для Кати... Женщина взяла Катю за руку и они направились в кабинет, где можно было посидеть за столом и порисовать. У Кати - полный рюкзак со школы плюс я взяла с собой стандартный развлекательный набор: лабиринты, фломастеры, альбом, книгу. 

Да, а еще поднялась в 5 утра, чтобы приготовить: Кате завтрак до школы (потому что на 2 урока с утра я ее все же отправила); Кате - традиционный школьный завтрак - оладьи (хотя она не успевала там покушать, я решила взять с собой); Кате - пригодный для хранения вне холодильника некоторое время обед. 

Когда женщина уводила Катю, я шла за ними и бубнила: чем заняться - все в рюкзаке; если Катя захочет что-нибудь съесть - еда в рюкзаке, ПУСТЬ ПОЕСТ ОЛАДЬИ, НО ПЕРЕД ЭТИМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЫМОЕТ РУКИ.

Через 2 часа конференции я зашла и спросила, как дела. "Все хорошо, конфетки покушали, чаек попили..." Несколько минут я лихорадочно изучала состав конфет и пыталась понять, как могло этим людям прийти в голову напоить ребенка ЧАЕМ. В это же время добрая тетя оговорилась, что Катя ела печенье. В глазах потемнело. Конфеты и чай сразу стали неактуальны. Печенье. 

*** 

Доли секунды я старательно пыталась уговорить себя, что мне показалось. Что это шутка. Что этого не может быть. Я пыталась не допустить катастрофу, которая уже произошла. Годы и годы выверяешь каждое действие, чтобы не навредить ребенку. Бьешься за каждое слово, за каждый шаг. В опасении навредить ужесточаешь диету настолько, что в супермаркет заходишь - и практически нечего купить. И тут добрые люди фаршируют ребенка тем, что является для него чистым ядом, и блимають очима, не понимая, "ачетакова".

***

Я думаю - как бы я поступила в ситуации, когда я вляпалась в такое и накормила чужого ребенка чем-то опасным? Но я такого еще не встречала. Я почти кричу: печенье???? Она ела печенье? А тетка замирает, глядит в одну точку и молчит. Тупо молчит. Потому что пусть Катя загнется прямо сейчас, а ей не с руки оговаривать себя. Она и так слишком много сказала, наверное, ей кажется, что лучше было бы вообще молчать, авось никто ничего не узнал бы. 

Моя подруга просто пошла и принесла 2 пачки активированного угля (надо думать, что он все и спас). 

Работник центра, где проходила конференция, вытаскивала меня из шока и монотонно выводила в конструктив: что искать? Кому звонить? Брат аллергик, мать в теме, аллергия на глютен? Я сейчас узнаю, какие препараты нужны. 

А та, которой доверили Катю на пару часиков порисовать, капец, ни о какой кормежке речь не шла, какой чай, какие конфеты, просто стояла, периодически ковыряла Катю - почему ты мне не сказала, что тебе нельзя? И тихо говорила что-то типа "извините" и "да... некрасиво получилось". Нет, я правда не знаю, что можно и нужно говорить в такой ситуации. Но точно не "да всего половинка печенья, совсем немножко", когда понятно, что это чистая ложь. Вы когда-то угощаете ребенка половинкой печенья? Половинкой? Половинкой, потому что вдруг для него это опасно? Или вы даете ему печенье, а потом предлагаете еще? Катя любит сладкое. А выпечка на глютене - она не такая, как БГ. Она вкусная. И Катя съест и возьмет еще, да. Как в такой ситуации, когда здоровье ребенка в серьезной опасности, когда дорога каждая минута, можно стоять и тупо выгораживаться половинкой печенья, лгать и лгать, понимая, что Катя вряд ли сможет сказать мне, что произошло на самом деле.

В детских книгах по этике есть тесты типа "ты взял мячик у друга поиграть и потерял - что ты будешь делать?" - и предлагаются отличные варианты решения проблемы, извиниться и отдать взамен свой мяч, рассказать все своим родителям и попросить купить такой же мяч вместо утерянного. В книгах не учат говорить, что "да сколько там того мяча, одна половинка была, и мяч какой-то неказистый, да ну его, о чем вообще тут говорить, забыли". 

***

Самое ужасное, что я отлично понимаю, насколько не знаю, как действовать в такой ситуации. Спасибо врачу общества больных целиакией - она мгновенно выдала нужные рекомендации (ферменты+ пробиотики месяц, сейчас - сорбенты, атоксил и активированный уголь подходят больным целиакией), спокойно и обстоятельно проконсультировала и не дала мне сойти с ума. 

Проблема в том, что об этом заболевании медики знают неприлично мало. Информации не так и много. 

А медики тоже порадовали. По возвращении домой я стала методично обзванивать все учреждения, худо-бедно могущие дать мне консультацию. Вопрос был один: есть ли смысл чистить кровь капельницей? 

Одни не брали телефон, по другим номерам сообщали, что вы должны были звонить в первой половине дня, докторов уже нет. Я должна была спрогнозировать, что ребенка притравят? Этот аргумент для чудо-медсестер не аргумент вовсе. Одна высокомерно заявила, что раз у моего ребенка целиакия, то я должна его у них лечить. Они лечат целиакию. Во всем мире не лечат, а они - лечат. Я, конечно, подозревала, что Харьков - центр мира, но не до такой же степени. А сидеть на диете Катя и без них может. Я просила дать мобильный телефон человека, который может мне ответить на этот простой вопрос о чистке крови. Я просила ее саму позвонить доктору и узнать, ответить мне. Она сказала, что никому звонить не будет - и положила трубку.

Скорая помощь (мы зашли на пункт скорой, рядом с домом) не помогла и повеселила.
- Так ребенок вот стоит, с ним все в порядке! - это сотрудник скорой.
- Но она приняла то, что для нее яд!
- Вот когда будут симптомы отравления, тогда и вызывайте скорую помощь.

В прошлый раз, когда Кате попадали СЛЕДЫ глютена, реакция была очень показательной. Чего ждать в этот раз, когда попала лошадиная доза собственно ГЛЮТЕНА, я не знала и не знаю. В голове разные ужасы, а хреновы эскулапы спокойно кладут трубку, да наплевать на чужого ребенка.

Но женин уголь, видимо, сработал. Обошлось, надо думать, только поэтому. Хотя обошлось ли. По возвращении домой Катя залегла, меня от себя не отпускала, играть не хотела - просто лежать. "Устала, устала". Слабость сильная, насколько я могу судить. 

После садиковских глютеновых инъекций все признаки отравления + температура приходили ночью. Ночь бы пережить. Катя спит, а я сижу, слушаю ее дыхание и отчаянно не хочу признавать свое бессилие. 


5 комментариев:

  1. Маша, надеюсь все обойдется и все будет хорошо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Марина. Вроде действительно обошлось, она завтра даже в школу собирается. Ну, пусть идет, раз так хочет.

      Удалить
  2. Маша, вот только прочитала. Просто слов нет от недалекости и тупости людей, безответственности. Пусть с Катей все будет хорошо

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо! Вроде все плюс-минус. Отката по речи нет, но физический сбой хороший. Синеет под глазами после минимальной физнагрузки до сих пор, хотя почти месяц прошел.

      Удалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить